Почему мы не помним, как родились? Почему мы так плохо помним детство? Почему мы не помним себя в раннем детстве

Почему мы не помним себя в раннем детстве

Почему мы не помним, как родились? Почему мы так плохо помним детство? Почему мы не помним себя в раннем детстве

Так в чём же дело? Ведь дети впитывают информацию как губка, формируя 700 нейронных связей в секунду и обучаясь языку с такой скоростью, которой позавидовал бы любой полиглот.

Многие считают, что ответ кроется в работах Германа Эббингауза (Hermann Ebbinghaus), немецкого психолога, жившего в XIX веке. Он впервые провёл на себе ряд экспериментов, позволяющих узнать пределы человеческой памяти.

Для этого он составлял ряды бессмысленных слогов («бов», «гис», «лоч» и тому подобных) и заучивал их, а затем проверял, какой объём информации сохраняется в памяти.

Как подтверждает кривая забывания, также разработанная Эббингаузом, мы крайне быстро забываем заученное. Без повторения наш мозг уже в течение первого часа забывает половину новой информации.

К 30-му дню сохраняется всего 2–3% полученных данных.

Исследуя кривые забывания в 1980-х годах, учёные обнаружили , что у нас гораздо меньше воспоминаний за период от рождения до 6–7 лет, чем можно было бы предположить. При этом некоторые помнят отдельные события, произошедшие, когда им было всего 2 года, а у других совсем нет воспоминаний о событиях до 7–8 лет. В среднем же обрывочные воспоминания появляются только после трёх с половиной лет.

Особенно интересно, что в разных странах наблюдаются расхождения в том, как откладываются воспоминания.

Роль культуры

Психолог Ки Ван (Qi Wang) из Корнелльского университета провела исследование , в рамках которого записывала детские воспоминания китайских и американских студентов.

Как можно было предположить исходя из национальных стереотипов, истории американцев оказались более длинными и детальными, а также значительно более эгоцентричными. Истории китайских студентов, наоборот, были краткими и воспроизводили факты.

Кроме того, их воспоминания в среднем начинались на шесть месяцев позже.

Разницу в формировании воспоминаний подтверждают и другие исследования . Людям, у которых воспоминания больше сосредоточены на собственной личности, вспоминать легче.

«Между такими воспоминаниями „В зоопарке были тигры“ и „Я видел в зоопарке тигров, они были страшные, но всё равно было очень интересно“ большая разница», — говорят психологи. Появление у ребёнка интереса к самому себе, возникновение собственной точки зрения помогает лучше запоминать происходящее, ведь именно это во многом влияет на восприятие различных событий.

Затем Ки Ванг провела ещё один эксперимент, на этот раз опрашивая американских и китайских матерей . Результаты остались теми же.

«В восточной культуре детским воспоминаниям не придают такого значения, — говорит Ванг. — Когда я жила в Китае, никто даже не спрашивал меня об этом. Если же общество внушает, что эти воспоминания важны, они больше откладываются в памяти».

Интересно, что самые ранние воспоминания зафиксированы у коренного населения Новой Зеландии — маори . Их культура очень большое внимание уделяет детским воспоминаниям, и многие маори помнят события, происходившие, когда им было всего два с половиной года.

Роль гиппокампа

Некоторые психологи считают, что способность запоминать приходит к нам только после того, как мы овладеем языком. Однако было доказано, что у глухих с рождения детей первые воспоминания относятся к тому же периоду, что и у остальных.

Это привело к возникновению теории, согласно которой мы не помним первые годы жизни просто потому, что в это время у нашего мозга ещё нет необходимого «оборудования». Как известно, за нашу способность запоминать отвечает гиппокамп. В очень раннем возрасте он ещё недостаточно развит. Это было замечено не только среди людей, но также среди крыс и обезьян .

Однако некоторые события из детства оказывают на нас влияние даже тогда, когда мы о них не помним , поэтому некоторые психологи считают, что память об этих событиях всё-таки хранится, но нам она недоступна. Пока учёным ещё не удалось доказать это опытным путём.

Воображаемые события

Многие наши воспоминания о детстве часто оказываются ненастоящими. Мы слышим от родственников о какой-то ситуации, домысливаем подробности, и со временем это начинает казаться нам собственным воспоминанием.

И даже если мы действительно помним о том или ином событии, это воспоминание может меняться под воздействием рассказов окружающих.

Так что, возможно, главный вопрос не в том, почему мы не помним своё раннее детство, а в том, можем ли мы вообще верить хоть одному воспоминанию.

Источник: https://Lifehacker.ru/cant-remember-being-a-baby/

Почему мы не помним себя в детстве?

Почему мы не помним, как родились? Почему мы так плохо помним детство? Почему мы не помним себя в раннем детстве

Представьте, что вы обедаете с кем-то, кого знаете уже несколько лет. Вы вместе отмечали праздники, дни рождения, веселились, ходили по паркам и кушали мороженое. Вы даже жили вместе. В целом этот кто-то потратил на вас довольно много денег — тысячи. Только вы не можете вспомнить ничего из этого.

Самые драматичные моменты в жизни — день вашего рождения, первые шаги, первые сказанные слова, первую пищу и даже первые годы в детском саду — большинство из нас ничего не помнит о первых годах жизни. Даже после нашего первого драгоценного воспоминания остальные кажутся далеко отстоящими и разрозненными. Как же так?

Эта зияющая дыра в летописи нашей жизни разочаровывает родителей и озадачивает психологов, неврологов и лингвистов уже много десятилетий. Даже Зигмунд Фрейд тщательно изучал этот вопрос, в связи с чем придумал термин «детской амнезии» более 100 лет назад.

Изучение этой табулы расы привело к интересным вопросам. Действительно ли первые воспоминания говорят о том, что с нами происходило, или же были составлены? Можем ли мы вспомнить события без слов и описать их? Можем ли мы в один прекрасный день вернуть недостающие воспоминания?

Часть этой головоломки проистекает из того факта, что младенцы, словно губки для новой информации, формируют 700 новых нейронных связей ежесекундно и владеют такими навыками обучения языку, что самые совершенные полиглоты позеленели бы от зависти. Последнее исследование показало, что они начинают тренировать свои умы уже в утробе.

Но даже у взрослых информация теряется со временем, если не предпринимается никаких попыток по ее сохранению. Поэтому одно из объяснений состоит в том, что детская амнезия просто является результатом естественного процесса забывания вещей, с которыми мы сталкиваемся в течение своей жизни.

Немецкий психолог 19 века Герман Эббингауз проводил необычные эксперименты на себе, чтобы узнать пределы человеческой памяти. Чтобы обеспечить своему сознанию совершенно чистый лист, с которого начать, он изобрел «бессмысленные слоги» — выдуманные слова из случайных букв, вроде «каг» или «сланс» — и принялся запоминать тысячи их.

Его кривая забывания показала обескураживающе быстрое снижение нашей способности вспоминать то, что мы узнали: оставленные в покое, наши мозги избавляются от половины изученного материала за час. К 30 дню мы оставляем всего 2-3%.

Эббингауз обнаружил, что способ забывания всего этого вполне предсказуемый. Чтобы узнать, отличаются ли чем-нибудь воспоминания младенцев, нам нужно сравнить эти кривые. Проделав расчеты в 1980-х, ученые обнаружили, что мы помним гораздо меньше от рождения до шести-семи лет, что можно было бы ожидать, исходя из этих кривых. Очевидно, происходит нечто совсем другое.

Что примечательно, для некоторых завеса приподнимается раньше, чем для других.

Некоторые люди могут помнить события с двухлетнего возраста, тогда как другие — не помнят ничего, что с ними было до семи или даже восьми лет.

В среднем расплывчатые кадры начинаются с возраста в три с половиной года. Что еще более примечательно, расхождения разнятся от страны к стране: расхождения в воспоминаниях доходят в среднем до двух лет.

Чтобы разобраться в причинах этого, психолог Ци Ван из Корнелльского университета собрала сотни воспоминаний у китайских и американских студентов. Как и предсказывают национальные стереотипы, истории американцев были длиннее, демонстративно эгоцентричнее и сложнее. Китайские истории, с другой стороны, были короче и по факту; в среднем они также начинались на шесть месяцев позже.

Такое положение дел подкрепляется другими многочисленными исследованиями. Более подробные и обращенные на себя воспоминания проще вспомнить. Считается, что в этом помогает самолюбование, поскольку обретение собственной точки зрения наделяет события смыслом.

«Есть разница между этими мыслями: «В зоопарке тигры» и «Я видел тигров в зоопарке, было одновременно страшно и весело», говорит Робин Фивуш, психолог из Университета Эмори.

Когда Ван снова провела этот эксперимент, в этот раз опросив матерей детей, она обнаружила ту же схем. Так что если ваши воспоминания туманны, вините в этом своих родителей.

Первым воспоминанием Ван описывает поход в горы возле дома ее семьи в городе Чунцин, Китай, с матерью и сестрой. Ей было около шести. Но ее не спрашивали об этом, пока она не переехала в США. «В восточных культурах воспоминания детства не особо важны. Людей удивляет, что кто-то может такое спрашивать», говорит она.

«Если общество говорит вам, что эти воспоминания важны для вас, вы будете их хранить», говорит Ван. Рекорд по самым ранним воспоминаниям принадлежит маори в Новой Зеландии, культура которых включает сильный акцент на прошлом. Многие могут вспомнить события, которые происходили в возрасте двух с половиной лет».

«Наша культура может также определять то, как мы говорим о наших воспоминаниях, и некоторые психологи уверены, что воспоминания появляются лишь тогда, когда мы осваиваем речь».

Язык помогает нам обеспечить структуру наших воспоминаний, нарратив. В процессе создания истории опыт становится более организованным, и, следовательно, его проще запомнить надолго, говорит Фивуш.

Некоторые психологи сомневаются, что это играет большую роль.

Они говорят, что нет никакой разницы между возрастом, в котором глухие дети, растущие без языка жестов, сообщают о своих самых первых воспоминания, к примеру.

Все это приводит нас к следующей теории: мы не можем вспомнить первые годы просто потому, что наш мозг не обзавелся необходимым оборудованием. Это объяснение вытекает из самого известного человека в истории нейробиологии, известного как пациент HM.

После неудачной операции по лечению его эпилепсии, которая повредила гиппокамп, HM не мог вспомнить никаких новых событий. «Это центр нашей способности учиться и запоминать.

Если бы у меня не было гиппокампа, я не смог бы запомнить этот разговор», говорит Джеффри Фейген, изучающий память и обучение в Университете Сент-Джона.

Примечательно, однако, что он все еще был в состоянии изучать другие виды информации — как и младенцы. Когда ученые попросили его скопировать рисунок пятиконечной звезды, глядя на него в зеркало (сделать это не так легко, как кажется), он становился лучше с каждым раундом практики, несмотря на то что сам опыт был для него совершенно новым.

Возможно, когда мы очень молоды, гиппокамп просто не развит достаточно, чтобы создавать богатую память о событии.

Детеныши крыс, обезьян и людей продолжают получать новые нейроны в гиппокампе в первые несколько лет жизни, и никто из нас не может создавать продолжительные воспоминания в младенчестве — и все указывает на то, что в момент, когда мы перестаем создавать новые нейроны, мы внезапно начинаем формировать долговременную память. «В младенчестве гиппокамп остается крайне недоразвитым», говорит Фейген.

Но теряет ли недосформированный гиппокамп наши долгосрочные воспоминания или же они вообще не формируются? Поскольку события, перенесенные в детстве, могут влиять на наше поведение спустя долгое время после того, как мы стираем их из памяти, психологи полагают, что где-то они должны оставаться. «Возможно, воспоминания хранятся в месте, которое уже недоступно для нас, но продемонстрировать это эмпирически очень сложно», говорит Фейген.

При этом наше детство, вероятно, полно ложных воспоминаний событий, которые никогда не происходили.

Элизабет Лофтус, психолог Калифорнийского университета в Ирвине, посвятила свою карьеру изучению этого феномена. «Люди подхватывают домысли и визуализируют их — они становятся словно воспоминаниями», говорит она.

Воображаемые события

Лофтус не понаслышке знает, как это происходит. Ее мать утонула в бассейне, когда ей было всего 16 лет. Несколько лет спустя родственник убедил ее, что она видела ее плавающее тело. Воспоминания затопили сознание, пока неделю спустя тот же родственник не позвонил и не объяснил, что Лофтус неправильно все поняла.

Конечно, кому понравится узнать, что его воспоминания ненастоящие? Чтобы убедить скептиков, Лофтус нужны неопровержимые доказательства. Еще в 1980-х годах она пригласила добровольцев для исследования и самостоятельно посеяла воспоминания.

Лофтус развернула сложную ложь о грустной поездке в торговый центр, где те заблудились, а потом были спасены ласковой пожилой женщиной и воссоединились с семьей. Чтобы сделать события еще более похожими на правду, она даже приплела их семьи.

«Мы обычно говорим участникам исследования, что, мол, мы говорили с вашей мамой, ваша мама рассказала кое-что, что случилось с вами». Почти треть испытуемых вспомнила это событие в ярких деталях.

На самом деле, мы более уверены в своих мнимых воспоминаниях, нежели в тех, что произошли на самом деле.

Даже если ваши воспоминания основаны на реальных событиях, они, вероятно, были слеплены и переработаны задним числом — эти воспоминания насажены разговорами, а не конкретными воспоминаниями от первого лица.

Возможно, самая большая загадка не в том, почему мы не можем вспомнить детство, а в том, можем ли мы доверять своим воспоминаниям.

Источник: https://pikabu.ru/story/pochemu_myi_ne_pomnim_sebya_v_detstve_4542859

Почему мы не помним себя в младенческом возрасте

Почему мы не помним, как родились? Почему мы так плохо помним детство? Почему мы не помним себя в раннем детстве
Правообладатель иллюстрации SimpleInsomnia/Flickr/CC-BY-2.0

Младенцы впитывают информацию как губка – почему же тогда у нас уходит столько времени на формирование первого воспоминания о себе? Обозреватель BBC Future решил выяснить причину этого явления.

Вы встретились за обедом с людьми, которых вы знаете уже достаточно давно. Вы вместе устраивали праздники, отмечали дни рождения, ходили в парк, с удовольствием поглощали мороженое и даже ездили с ними в отпуск.

Между прочим, эти люди – ваши родители – потратили на вас немало денег за все эти годы. Проблема в том, что вы этого не помните.

Большинство из нас совершенно не помнит первые несколько лет своей жизни: с самого ответственного момента – появления на свет – до первых шагов, первых слов, а то и до детского сада.

Даже после того, как у нас в голове появляется драгоценное первое воспоминание, следующие “зарубки в памяти” получаются редкими и обрывочными вплоть до более старшего возраста.

С чем это связано? Зияющий провал в биографии детей огорчает родителей и на протяжении вот уже нескольких десятилетий ставит в тупик психологов, неврологов и лингвистов.

Отец психоанализа Зигмунд Фрейд, который более ста лет назад ввел в оборот термин “младенческая амнезия”, и вовсе был одержим этой темой.

Исследуя этот ментальный вакуум, невольно задаешься интересными вопросами. Соответствует ли наше первое воспоминание действительности или оно выдумано? Помним ли мы сами события или только их вербальное описание?

И можно ли однажды вспомнить все то, что как будто не сохранилось в нашей памяти?

Правообладатель иллюстрации Simpleinsomnia/Flickr/CC-BY-2.0 Image caption Дети впитывают информацию как губка – невероятными темпами, но при этом не могут ясно запомнить то, что с ними происходит

Это явление вдвойне загадочно, поскольку во всем остальном младенцы впитывают новую информацию как губка, ежесекундно формируя по 700 новых нейронных связей и пуская в ход навыки изучения языков, которым мог бы позавидовать любой полиглот.

Судя по данным последних исследований, ребенок начинает тренировать мозг еще в утробе матери.

Но и у взрослых информация со временем утрачивается, если не предпринимать попыток сохранить ее. Поэтому одно из объяснений состоит в том, что младенческая амнезия является всего лишь следствием естественного процесса забывания событий, имевших место в течение нашей жизни.

Некоторые люди помнят, что с ними было в два года, а у некоторых не сохранилось никаких воспоминаний о себе вплоть до возраста 7-8 лет

Ответ на этот вопрос можно найти в работе жившего в XIX веке немецкого психолога Германа Эббингауза, который провел ряд новаторских исследований на себе самом, чтобы выявить пределы человеческой памяти.

Для того чтобы сделать свой мозг в начале эксперимента подобным чистому листу, он придумал использовать бессмысленные ряды слогов – слова, составленные наобум из случайно подобранных букв, такие как “каг” или “сланс”, – и принялся запоминать тысячи таких буквосочетаний.

Составленная им по итогам опыта кривая забывания свидетельствует о наличии поразительно быстрого спада в способности человека вспомнить выученное: в отсутствие особых усилий человеческий мозг отсеивает половину всех новых знаний в течение часа.

К 30-му дню человек помнит лишь 2-3% того, что учил.

Один из самых важных выводов Эббингауза заключается в том, что такое забывание информации вполне предсказуемо. Чтобы выяснить, насколько память младенца отличается от памяти взрослого человека, достаточно просто сравнить графики.

В 1980-х годах, произведя соответствующие подсчеты, ученые установили, что человек помнит на удивление мало событий, имевших место в его жизни в период с рождения до шести-семилетнего возраста. Очевидно, тут кроется что-то еще.

Правообладатель иллюстрации SimpleInsomnia/Flickr/CC-BY-2.0 Image caption Формирование и развитие нашей памяти может определяться культурными особенностями Интересно, что завеса над воспоминаниями приподнимается у всех в разном возрасте. Некоторые люди помнят, что с ними было в два года, а у некоторых не сохранилось никаких воспоминаний о себе вплоть до возраста 7-8 лет.

В среднем, обрывки воспоминаний начинают появляться у человека примерно с трех с половиной лет.

Что еще интереснее, степень забывчивости разнится в зависимости от страны: средний возраст, в котором человек начинает помнить себя, может отличаться в разных странах на два года.

Могут ли эти выводы пролить хоть какой-нибудь свет на природу такого вакуума? Для того чтобы найти ответ на этот вопрос, психолог Ци Ван из Корнельского университета (США) собрала сотни воспоминаний в группах китайских и американских студентов.

В полном соответствии с национальными стереотипами, у американцев рассказы были длиннее, подробнее и с явным акцентом на себе самом.

Китайцы высказывались лаконичнее и с упором на факты; в целом, детские воспоминания начинались у них на полгода позже.

Эта закономерность подтверждается множеством других исследований. Более подробные рассказы, сконцентрированные на себе самом, судя по всему, вспоминаются легче.

Если воспоминания у вас остались смутные, в этом виноваты ваши родители

Считается, что личный интерес способствует работе памяти, поскольку при наличии собственной точки зрения события наполняются смыслом.

“Все дело в различии между воспоминаниями 'В зоопарке были тигры' и 'В зоопарке я видел тигров, и хотя они были страшные, мне было очень весело'”, – поясняет Робин Фивуш, психолог из Университета Эмори (США).

Проводя тот же опыт повторно, Ван опросила матерей детей и установила точно такую же закономерность.

Иными словами, если воспоминания у вас остались смутные, в этом виноваты ваши родители.

Первое воспоминание в жизни Ван – прогулка по горам в окрестностях родного дома в китайском городе Чунцине вместе с матерью и сестрой. Ей тогда было около шести лет.

Однако пока она не переехала в США, никому не приходило в голову спросить ее о том, с какого возраста она себя помнит.

“В восточных культурах детские воспоминания никого не интересуют. Люди только удивляются: 'Зачем это тебе?'”, – рассказывает она.

Правообладатель иллюстрации Kimberly Hopkins/Flickr/CC-BY-2.0 Image caption Некоторые психологи убеждены, что способность формировать яркие воспоминания о себе приходит только с овладением речью

“Если общество дает вам понять, что эти воспоминания важны для вас, вы их сохраните”, – утверждает Ван.

Раньше всего воспоминания начинают формироваться у малолетних представителей новозеландского народа маори, для которого характерно большое внимание к прошлому. Многие люди помнят, что с ними было в возрасте всего двух с половиной лет.

На то, как мы рассказываем о своих воспоминаниях, могут влиять и культурные особенности, причем некоторые психологи полагают, что события начинают сохраняться в памяти человека только после того, как он освоит речь.

“Язык помогает структурировать, организовать воспоминания в форме повествования. Если изложить событие в форме рассказа, полученные впечатления становятся более упорядоченными, и их легче помнить в течение долгого времени”, – утверждает Фивуш.

Однако некоторые психологи скептически относятся к роли языка в запоминании. К примеру, дети, которые рождаются глухими и растут, не зная языка жестов, начинают помнить себя примерно с того же возраста.

Это наводит на мысль о том, что мы не можем вспомнить первые годы своей жизни только лишь потому, что наш мозг еще не оснащен необходимым инструментарием.

Это объяснение стало итогом обследования самого знаменитого пациента в истории неврологии, известного под псевдонимом H.M.

После того как в ходе неудачной операции с целью вылечить эпилепсию у H.M. был поврежден гиппокамп, он утратил способность запоминать новые события

После того, как в ходе неудачной операции с целью вылечить эпилепсию у H.M. был поврежден гиппокамп, он утратил способность запоминать новые события.

“Это средоточие нашей способности к обучению и запоминанию. Если бы не гиппокамп, я бы потом не смог вспомнить нашу беседу”, – поясняет Джеффри Фейген, который исследует вопросы, связанные с памятью и обучением, в Университете Сент-Джонс (США).

Интересно, однако, отметить, что пациент с травмой гиппокампа мог тем не менее усваивать другие виды информации – в точности как младенец.

Когда ученые попросили его срисовать пятиконечную звезду по ее отражению в зеркале (это сложнее, чем кажется!), он совершенствовался с каждой попыткой, хотя ему всякий раз казалось, будто он рисует ее впервые.

Возможно, в раннем возрасте гиппокамп просто недостаточно развит для формирования полноценных воспоминаний о происходящих событиях.

В течение первых нескольких лет жизни у детенышей обезьяны, крысят и детей к гиппокампу продолжают добавляться нейроны, и в младенческом возрасте никто из них не способен запоминать что-либо надолго.

При этом, по-видимому, как только организм перестает создавать новые нейроны, они внезапно приобретают эту способность. “У маленьких детей и младенцев гиппокамп развит очень слабо”, – говорит Фейген.

Но означает ли это, что в недоразвитом состоянии гиппокамп со временем теряет накопленные воспоминания? Или же они не формируются вовсе?

Правообладатель иллюстрации SimpleInsomnia/Flickr/CC-BY-2.0 Image caption Свои ранние воспоминания не всегда можно считать точными – иногда они видоизменяются по итогам обсуждения того или иного события

Поскольку события, имевшие место в детстве, могут продолжать влиять на наше поведение еще долго после того, как мы о них забываем, некоторые психологи полагают, что они наверняка остаются в нашей памяти.

“Возможно, воспоминания хранятся в каком-нибудь месте, которое сейчас недоступно, но это очень сложно доказать эмпирическим путем”, – поясняет Фейген.

Впрочем, не следует чересчур доверять и тому, что мы помним о той поре, – не исключено, что наши детские воспоминания во многом ложны и мы помним события, которые никогда с нами не происходили.

Элизабет Лофтес, психолог из Калифорнийского университета в городе Ирвайне (США) посвятила свои научные изыскания именно этой теме.

“Люди могут подхватывать идеи и начинать их визуализировать, в результате чего они становятся неотличимы от воспоминаний”, – рассказывает она.

Почему мы не помним себя во младенчестве

Почему мы не помним, как родились? Почему мы так плохо помним детство? Почему мы не помним себя в раннем детстве

Младенцы впитывают информацию как губка — почему же тогда у нас уходит столько времени на формирование первого воспоминания о себе? Обозреватель BBC Future решил выяснить причину этого явления.
Вы встретились за обедом с людьми, которых вы знаете уже достаточно давно.

Вы вместе устраивали праздники, отмечали дни рождения, ходили в парк, с удовольствием поглощали мороженое и даже ездили с ними в отпуск.Между прочим, эти люди — ваши родители — потратили на вас немало денег за все эти годы. Проблема в том, что вы этого не помните.

Большинство из нас совершенно не помнят первые несколько лет своей жизни: с самого ответственного момента — появления на свет — до первых шагов, первых слов, а то и до детского сада.Даже после того, как у нас в голове появляется драгоценное первое воспоминание, следующие «зарубки в памяти» получаются редкими и обрывочными вплоть до более старшего возраста.

С чем это связано? Зияющий провал в биографии детей огорчает родителей и на протяжении вот уже нескольких десятилетий ставит в тупик психологов, неврологов и лингвистов.Отец психоанализа Зигмунд Фрейд, который более ста лет назад ввел в оборот термин «младенческая амнезия», и вовсе был одержим этой темой.

Исследуя этот ментальный вакуум, невольно задаешься интересными вопросами.

Соответствует ли наше первое воспоминание действительности или оно выдумано? Помним ли мы сами события или только их вербальное описание?И можно ли однажды вспомнить все то, что как будто не сохранилось в нашей памяти?Это явление вдвойне загадочно, поскольку во всем остальном младенцы впитывают новую информацию как губка, ежесекундно формируя по 700 новых нейронных связей и пуская в ход навыки изучения языков, которым мог бы позавидовать любой полиглот.Судя по данным последних исследований, ребенок начинает тренировать мозг еще в утробе матери.

13.08.201613.08.201613.08.201613.08.2016Но и у взрослых информация со временем утрачивается, если не предпринимать попыток сохранить ее. Поэтому одно из объяснений состоит в том, что младенческая амнезия является всего лишь следствием естественного процесса забывания событий, имевших место в течение нашей жизни.Ответ на этот вопрос можно найти в работе жившего в XIX веке немецкого психолога Германа Эббингауза, который провел ряд новаторских исследований на себе самом, чтобы выявить пределы человеческой памяти.Для того чтобы сделать свой мозг в начале эксперимента подобным чистому листу, он придумал использовать бессмысленные ряды слогов — слова, составленные наобум из случайно подобранных букв, такие как «каг» или «сланс», — и принялся запоминать тысячи таких буквосочетаний.Составленная им по итогам опыта кривая забывания свидетельствует о наличии поразительно быстрого спада в способности человека вспомнить выученное: в отсутствие особых усилий человеческий мозг отсеивает половину всех новых знаний в течение часа.К 30-му дню человек помнит лишь 2-3% того, что учил.Один из самых важных выводов Эббингауза заключается в том, что такое забывание информации вполне предсказуемо. Чтобы выяснить, насколько память младенца отличается от памяти взрослого человека, достаточно просто сравнить графики.В 1980-х годах, произведя соответствующие подсчеты, ученые установили, что человек помнит на удивление мало событий, имевших место в его жизни в период с рождения до шести-семилетнего возраста. Очевидно, тут кроется что-то еще.Интересно, что завеса над воспоминаниями приподнимается у всех в разном возрасте. Некоторые люди помнят, что с ними было в два года, а у некоторых не сохранилось никаких воспоминаний о себе вплоть до возраста 7-8 лет.В среднем, обрывки воспоминаний начинают появляться у человека примерно с трех с половиной лет.Что еще интереснее, степень забывчивости разнится в зависимости от страны: средний возраст, в котором человек начинает помнить себя, может отличаться в разных странах на два года.Могут ли эти выводы пролить хоть какой-нибудь свет на природу такого вакуума? Для того чтобы найти ответ на этот вопрос, психолог Ци Ван из Корнельского университета (США) собрала сотни воспоминаний в группах китайских и американских студентов.В полном соответствии с национальными стереотипами, у американцев рассказы были длиннее, подробнее и с явным акцентом на себе самом.Китайцы высказывались лаконичнее и с упором на факты; в целом, детские воспоминания начинались у них на полгода позже.Эта закономерность подтверждается множеством других исследований. Более подробные рассказы, сконцентрированные на себе самом, судя по всему, вспоминаются легче.Считается, что личный интерес способствует работе памяти, поскольку при наличии собственной точки зрения события наполняются смыслом.«Все дело в различии между воспоминаниями ’В зоопарке были тигры’ и ’В зоопарке я видел тигров, и хотя они были страшные, мне было очень весело’», — поясняет Робин Фивуш, психолог из Университета Эмори (США).Проводя тот же опыт повторно, Ван опросила матерей детей и установила точно такую же закономерность.Иными словами, если воспоминания у вас остались смутные, в этом виноваты ваши родители.Первое воспоминание в жизни Ван — прогулка по горам в окрестностях родного дома в китайском городе Чунцине вместе с матерью и сестрой. Ей тогда было около шести лет.Однако пока она не переехала в США, никому не приходило в голову спросить ее о том, с какого возраста она себя помнит.«В восточных культурах детские воспоминания никого не интересуют. Люди только удивляются: ’Зачем это тебе?’», — рассказывает она.Если общество дает вам понять, что эти воспоминания важны для вас, вы их сохраните«, — утверждает Ван.Раньше всего воспоминания начинают формироваться у малолетних представителей новозеландского народа маори, для которого характерно большое внимание к прошлому. Многие люди помнят, что с ними было в возрасте всего двух с половиной лет.На то, как мы рассказываем о своих воспоминаниях, могут влиять и культурные особенности, причем некоторые психологи полагают, что события начинают сохраняться в памяти человека только после того, как он освоит речь.«Язык помогает структурировать, организовать воспоминания в форме повествования. Если изложить событие в форме рассказа, полученные впечатления становятся более упорядоченными, и их легче помнить в течение долгого времени», — утверждает Фивуш.Однако некоторые психологи скептически относятся к роли языка в запоминании. К примеру, дети, которые рождаются глухими и растут, не зная языка жестов, начинают помнить себя примерно с того же возраста.Это наводит на мысль о том, что мы не можем вспомнить первые годы своей жизни только лишь потому, что наш мозг еще не оснащен необходимым инструментарием.Это объяснение стало итогом обследования самого знаменитого пациента в истории неврологии, известного под псевдонимом H. M.После того, как в ходе неудачной операции с целью вылечить эпилепсию у H. M. был поврежден гиппокамп, он утратил способность запоминать новые события.«Это средоточие нашей способности к обучению и запоминанию. Если бы не гиппокамп, я бы потом не смог вспомнить нашу беседу», — поясняет Джеффри Фейген, который исследует вопросы, связанные с памятью и обучением, в Университете Сент-Джонс (США).Интересно, однако, отметить, что пациент с травмой гиппокампа мог тем не менее усваивать другие виды информации — в точности как младенец.Когда ученые попросили его срисовать пятиконечную звезду по ее отражению в зеркале (это сложнее, чем кажется!), он совершенствовался с каждой попыткой, хотя ему всякий раз казалось, будто он рисует ее впервые.Возможно, в раннем возрасте гиппокамп просто недостаточно развит для формирования полноценных воспоминаний о происходящих событиях.В течение первых нескольких лет жизни у детенышей обезьяны, крысят и детей к гиппокампу продолжают добавляться нейроны, и в младенческом возрасте никто из них не способен запоминать что-либо надолго.При этом, по-видимому, как только организм перестает создавать новые нейроны, они внезапно приобретают эту способность. «У маленьких детей и младенцев гиппокамп развит очень слабо», — говорит Фейген.Но означает ли это, что в недоразвитом состоянии гиппокамп со временем теряет накопленные воспоминания? Или же они не формируются вовсе?Поскольку события, имевшие место в детстве, могут продолжать влиять на наше поведение еще долго после того, как мы о них забываем, некоторые психологи полагают, что они наверняка остаются в нашей памяти.«Возможно, воспоминания хранятся в каком-нибудь месте, которое сейчас недоступно, но это очень сложно доказать эмпирическим путем», — поясняет Фейген.Впрочем, не следует чересчур доверять и тому, что мы помним о той поре, — не исключено, что наши детские воспоминания во многом ложны и мы помним события, которые никогда с нами не происходили.Элизабет Лофтес, психолог из Калифорнийского университета в городе Ирвайне (США) посвятила свои научные изыскания именно этой теме.«Люди могут подхватывать идеи и начинать их визуализировать, в результате чего они становятся неотличимы от воспоминаний», — рассказывает она.

Воображаемые событияЛофтес и сама не понаслышке знает, как это бывает. Когда ей было 16 лет, ее мать утонула в бассейне.

Спустя много лет одна родственница убедила ее в том, будто именно она обнаружила всплывшее тело.На Лофтес нахлынули «воспоминания», однако через неделю та же родственница перезвонила ей и объяснила, что ошиблась, — труп нашел кто-то другой.Конечно, никому не понравится услышать, что его воспоминания ненастоящие.

Лофтес понимала, что ей нужны бесспорные доказательства, чтобы убедить сомневающихся.Еще в 1980-е годы она набрала добровольцев для исследования и сама начала подбрасывать им «воспоминания».

Лофтес придумала изощренную ложь о детской травме, которую они якобы получили, потерявшись в магазине, где их потом нашла какая-то добрая старушка и отвела к родителям. Для большей правдоподобности она приплела к рассказу членов семьи.

«Мы говорили участникам исследования: ’Мы пообщались с вашей матерью, и она рассказала нам о том, что с вами случилось’».Почти треть испытуемых попалась в расставленную ловушку: некоторые умудрились «вспомнить» это событие во всех подробностях.

На самом деле, иногда мы бываем более уверены в точности своих воображаемых воспоминаний, чем в тех событиях, которые имели место на самом деле.И даже если ваши воспоминания основаны на реальных событиях, вполне возможно, они были впоследствии переформулированы и переформатированы с учетом бесед о событии, а не собственных воспоминаний о нем.

Помните, когда вы подумали, как весело будет превратить свою сестру в зебру с помощью несмываемого фломастера? Или вы просто видели это на семейном видео?А этот потрясающий торт, который мама испекла, когда вам исполнилось три года? Может быть, вам рассказал о нем старший брат?

Пожалуй, самая большая загадка состоит не в том, почему мы не помним свое ранее детство, а в том, можно ли вообще верить нашим воспоминаниям.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Теперь мы есть и в Instagram. Подписывайтесь! Tweet

Агрегатор новостей 24СМИ

Источник: https://inosmi.ru/science/20160814/237542906.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.