Краткосрочная терапия. Краткосрочная стратегическая терапия джорджио нардонэ. Эриксоновская психотерапия и эриксоновский гипноз

Интервью с Джорджио Нардонэ – Краткосрочная стратегическая терапия

Краткосрочная терапия. Краткосрочная стратегическая терапия джорджио нардонэ. Эриксоновская психотерапия и эриксоновский гипноз

ИНТЕРВЬЮС ПРОФЕССОРОМ ДЖ.НАРДОНЭ, АПРЕЛЬ, 2014. МОСКВА.

ДжорджиоНардонэ – основатель и директор Центра Стратегической Терапии   (ЦСТ) в Ареццо. Краткосрочная СтратегическаяТерапия по методу профессора Джорджио Народнэ сегодня известна далеко запределами Италии, этот подход зарегистрирован в России.

Представительство ЦСТсуществует в России с 2003 года, на русский язык переведены книги Дж.Народнэ,организовано обучение специалистов по двухгодичной программе Мастер, котораяфункционирует теперь не только в Москве, но и в Новосибирске. Профессор вовремя последнего приезда в Москву дал интервью, которое предлагается вашемувниманию. 

Елена Первышева (Е.П.) Джорджио, это уже Ваш седьмой визит вМоскву! После Вашего первого приезда в 2009 году мы начали обучение российскихспециалистов по программе Центра Стратегической Терапии.

Сейчас идёт шестойнабор слушателей на программу специализации по Вашему методу. В России и вМоскве существуют разные подходы и школы психотерапии и вопрос о том, какуюпредпочесть не всегда очевиден.

Если бы Вы аргументировали выбор Вашегоподхода, что бы Вы сказали потенциальным слушателям?

 ДЖОРДЖИО НАРДОНЭ (Дж.Н.) Основание для выбораКраткосрочной Стратегической Терапии по сравнению с другимипсихотерапевтическими подходами, без сомнения заключается, прежде всего, в еевысокой эффективности, которую данная модель продемонстрировала при ееприменении к различным формам психопатологии, например, таким как паническиеатаки, обсессивно-компульсивное расстройство, анорексия, булимия, депрессия идр. В отношении этих расстройств было проведено эмпирико-экспериментальноеисследование, ходе которого на тысячах случаев были отработаны протоколылечения, которые приводили к быстрым и эффективным результатам. Второй аргумент– быстрота достижения результата, для которого требуются месяцы, а не годы. Вбольшинстве случаев терапевтическое изменение достигается в пределах трех сессий.Это, без сомнения, наиболее существенные аргументы. Однако необходимо добавить,что наша модель – это развитие традиционной модели школы Пало Альто, и работыПола Вацлавика, который был моим учителем и наставником, с которым мы вместе втечение более 20 лет разрабатывали новаторские техники, и когда его не стало япродолжил эту работу. Вместе с группой своих коллег, которые работают по всемумиру, мы смогли разработать терапевтические стратегии и стратагемы для наиболееустойчивых форм патологии: так для обсессивно-компульсивного расстройства (разнообразные навязчивости) ипанических атак эта модель действительно показывает наивысшуюэффективность.  

Е.П. Как «работает»Краткосрочная Стратегическая Терапия? Каковы ее сильные стороны? 

Дж.Н. Чтобы дать наиболее доступное объяснениетого, как функционирует Краткосрочная Стратегическая Терапия (КСТ), мы должны,прежде всего, обратиться к основному рабочему понятию этого подхода – понятию«предпринятая попытка решения» проблемы. Если предпринятая попытка решения не действует,то ее повторное использование только осложняет и усугубляет проблему.

Этоозначает, что стратегический психотерапевт на первой консультации с клиентомопределяет, в чем состоит его проблема, выясняет, в чем заключается терапевтическаяцель работы и затем концентрируется на исследовании того, какие действиячеловек предпринимал для решения проблемы, которые не только не принеслирезультата, но чаще всего привели к осложнению ситуации.

С помощьюисследования такого типа тщательно изучались специфические обстоятельства,которые сопутствуют устойчивому существованию различных расстройств. Это былапервая часть экспериментального эмпирического исследования.

Во второй части,которой я посвятил последние почти 25 лет, именно найденные терапевтическиерешения, действительно эффективные и экономные в области решения человеческихпроблем, потом позволили прийти к пониманию того, как функционируютопределённые расстройства, в отношении которых данный подход оказался в самомделе очень эффективным.

И это не случайно, что структура некоторых сложныхрасстройств, таких как разновидности обсессивно-компульсивного расстройства илирасстройство вызванной рвоты (воматинг)– разновидность нервной булимии или нервной анорексии – стали действительнопонятны и представлены научному психотерапевтическому сообществу исключительноблагодаря этой методологии исследования.

Следовательно, можем сказать, что нашамодель – это инструмент, посредством которого мы находим решения, применениекоторых, позволяет не только решить проблему, но и раскрыть, как она функционирует,то есть понять, как существует и поддерживается проблема.

Е.П. По своейэффективности Ваша работа напоминает волшебство. Как Вы объясняете такуюуспешность Вашей модели?

Дж.Н. Вопрос о«магическом» эффекте стратегического вмешательства имеет давнюю историю.

Вадрес великих терапевтов прошлого – Милтона Эриксона, Джона Уикленда, ПолаВацлавика – часто звучали высказывания о том, что все, что они делали не быломоделью терапии, а было только их личным даром.

Что касается меня – даже еслиэто мне часто приписывалось – я убежден в необходимости систематического исследования,проводимого с помощью метода, о котором я сказал раньше.

Наш подход в начале несомненноосновывался на творчестве, но затем развился в настоящую терапевтическуютехнологию. Сегодня в нашем распоряжении имеются разработанные протоколылечения наиболее важных психопатологий, которые направляют работу терапевта,начиная с первых шагов до достижения поставленной цели или до полного излечениярасстройства.

Каждая фаза терапевтического процесса былаизучена как на уровне логических процедур, принятых для решения проблем вподходе Problem Solving, так и на уровнекоммуникации и установления отношений с пациентом таким образом, чтобыдифференцировать эти характеристики в зависимости от типа расстройства иперсональных характеристик пациента. Поэтому я уверен, что такие удивительныерезультаты достигаются именно благодаря тщательно разработанной технологии. Впрочем,один из наиболее известных исследователей эффективных технологий Артур Кларкуже много лет назад утверждал: «Любая передовая технология по своим эффектамнапоминает не что иное, как волшебство».

Е.В. Существует критикастратегического подхода за его манипулятивность и работу только с симптомом.Что можете сказать по этому поводу?

Дж.Н. Очевидно, чтокритика по поводу работы с симптомом исходит от всех тех коллег иисследователей, которые работают в долгосрочных моделях психотерапии. В рамкахих теоретических подходов невозможно представить изменение, достигнутое вкраткие сроки, даже если это демонстрируется результатамиэмпирико-экспериментальных исследований.

В таком случае все, что происходит,они оценивают только как симптоматическое, а не глубинное изменение. Носистематическое исследование доказало, что это утверждение полностью ошибочно.

Американская Психологическая Ассоциация выпустила книгу, в которой два наиболееизвестных исследователя эффективности терапии Асай и Ламберт утверждают, чтоболее 50% случаев представляют пациенты, работа с которыми требует менее 10сессий, еще в 25% случаев терапия длится в пределах 25 сессий, оставшиеся 25%случав требуют более продолжительного лечения. Следовательно, я бы сказал, чтообвинение в симптоматической ретуши – дань постмодернизму – преодолена наэмпирическом уровне и не подлежит обсуждению.

Другая форма распространенного обвинениякасается того факта, что терапевт может казаться слишком манипулятивным поотношению к пациенту.

Это обвинение в определенных аспектах справедливо, еслиотносится к первоначальным формам краткосрочной стратегической терапии и вособенности к семейной системной терапии Джея Хейли и Клу Маданес, когдадирективность терапевта была необходима для того, чтобы взять власть вотношениях с членами семьи и привести их к изменению привычногодисфункционального взаимодействия.

Однако последние разработки – те, которыеотносятся и к моей работе, позволили значительно усовершенствовать технику. Кпримеру, мной и моими коллегами был разработан Стратегический Диалог – своегорода утонченная модель проведения первой клинической беседы, ориентированной надостижение изменений.

Главным действующим лицом в ходе Стратегического Диалогаявляется пациент.

Терапевт задает вопросы, которые направляют пациента; ноименно пациент – тот, кто занимает активную позицию: отвечая на вопросытерапевта, он вовлекается в процесс совместного открытия того, как существует иподдерживается его проблема и – через свои ответы – подводится к пониманиютого, как он может решить свои проблемы. С помощью сфокусированных вопросовможно уже на первой сессии привести пациента к новому восприятию ситуации,которое изменяет реакции человека на проблему и благодаря которомунеобходимость и неизбежность изменений становится очевидной.

Е.П. Последний вопрос:что для вас означает успешная психотерапия?

Ответ очень простой. Пациент приходит к нам скаким-то расстройством или проблемой, как мы предпочитаем говорить, котораяхарактеризуется страданием и каким-либо личным затруднением. Терапия считается успешной,когда достигается полное разрешение проблемы.

Как это измеряется? С помощьютехники шкалы от 0 – когда мы встретились впервые, до 10 – когда пациент мог бысказать, что он решил все свои проблемы.

Мы спрашиваем его: «какую оценку поэтой шкале вы дали бы себе сегодня?» И пока пациент не дойдет до оценки 10, скоторой терапевт согласится – когда оба придут к согласию – терапевтическийпроцесс не может считаться завершенным. Следовательно, мы считаем успешнойтерапией полное преодоление проблемы.

Спасибоза семинар, который Вы провели сегодня и за интервью, профессор!

Источник: https://www.sites.google.com/site/bstinfo97/intervu-s-dzordzio-nardone

Метод Краткосрочной Стратегической Терапии

Краткосрочная терапия. Краткосрочная стратегическая терапия джорджио нардонэ. Эриксоновская психотерапия и эриксоновский гипноз

Сегодня Краткосрочную стратегическую терапию (КСТ) принято называть искусством разрешения сложных человеческих проблем с помощью кажущихся простыми решений. Работа Дж. Нардонэ, его коллег и учеников в течение почти 30 лет доказывает, что для решения проблем, от которых человек страдал годами, не нужно такое же длительное и многотрудное избавление (лечение).

Познавать проблему посредством ее решения, вместо того, чтобы искать ее причины, является методологией исследования – вмешательства, которая отличает подход Дж.Нардонэ от других моделей психотерапии.

Систематическое применение этой методологии на протяжении 20 лет привело к созданию усовершенствованных моделей вмешательства, которые соответствуют логике проблемы – протоколов работы для различных типов расстройств, что позволяет применять КСТ в случае большинства человеческих проблем, не только в клиническом, но также в более широком – социальном и образовательном — контексте. Протокол представляет собой запланированную последовательность действий – фаз терапии, которым соответствуют конкретные терапевтические маневры — с предсказуемым результатом и возможностью корректировать действия терапевта в процессе работы.

Это терапевтическое вмешательство краткосрочное. Под краткосрочностью понимается ограниченность работы количеством консультаций не более 10 для достижения значимых изменений или решения проблемы, в противном случае терапия может стать еще одной неэффективной предпринятой попыткой решения, а терапевт — сообщником проблемы.

Исследование-вмешательство ориентированно, с одной стороны, на снятие симптомов, которые ограничивают жизнь человека, с другой – на изменение восприятия человеком самого себя, других и мира, для того, чтобы в конечном итоге достичь нового равновесия, которое позволяет ему научиться управлять своей реальностью, а не страдать, подвергаясь ее влиянию.

Другими словами, основная цель стратегической терапии заключается в быстром разрешении проблем и излечении расстройств, в течение длительного времени значительно ограничивающих жизнь не только самого человека, который страдает, но и его окружения. Вместе с тем, краткосрочная стратегическая психотерапия является вмешательством, приводящим к радикальным и устойчивым изменениям, а не терапией, направленной на поверхностные и симптоматические изменения.

В отличие от традиционных психологических и психиатрических теорий, стратегическая терапия не руководствуется никакой теорией о «человеческой природе», и, соответственно, никакими определениями о психической норме и патологии. В этой связи, в фокусе внимания данного подхода находится «функциональность» или «дисфункциональность» поведения человека и его отношений с окружающим миром.

Краткосрочная стратегическая терапия эффективна в широком спектре расстройств и дисфункций возникающих на протяжении всей жизни человека: от проблем личностного характера — панические атаки, агорафобия, ипохондрия, дисморфофобия, обсессивно-компульсивное расстройство, навязчивые мысли, патологическое сомнение, зависимости, сексуальные расстройства, пограничные состояния, паранойя, депрессия, расстройства пищевого поведения — анорексия, булимия, неконтролируемое пищевое поведение, вызванная рвота, до межличностных проблем — в отношениях мужчины и женщины, в семье,  в социуме, проблем с воспитанием детей, их поведением.

В литературе можно найти различные модели краткосрочной терапии, однако оригинальная модель Краткосрочной Стратегической Терапии сформулирована и зарегистрирована проф. Джорджио Нардонэ в Центре стратегической терапии (Ареццо, Италия).

Эта модель не только получила международное признание научного сообщества, она зарегистрирована как авторский патент и представляет собой реальную научную школу, имеющую своего предшественника.

В 1989 году Пол Вацлавик в предисловии к книге «Искусство быстрых изменений: Краткосрочная стратегическая терапия», определил работу своего ученика и последователя Джорджио Нардонэ как фундаментальный вклад «в современное усовершенствование системной и эриксоновской психотерапии, и [в то,] что теперь уже принято называть стратегической терапией… [Он] сумел развить существующие идеи и разработать совершенно оригинальные стратегии, интегрируя нашу модель системного подхода в рамки своей личной работы» (с.7).

Модель КРАТКОСРОЧНОЙ СТРАТЕГИЧЕСКОЙ ТЕРАПИИ ® в современном виде отвечает требованиям научности, предъявляемым к любым научным теориям. Она соответствует таким критериям научной строгости как:

  • Эффективность – результативность применения протоколов в практике составляет 88 %, для тревожно-фобических расстройств – более 90%.
  • Экономность – достижение результата за разумно короткий срок (в большинстве случаев в пределах 10 консультаций), когда решение проблемы не может быть приписано случайно действующим факторам.
  • Воспроизводимость результатов – результаты применения модели должны быть аналогичны не только на проблемах одного типа, но и на всех субъектах, имеющих данную проблему.
  • Передаваемость — возможность обучения специалистов, которые используя модель в своей работе, могут добиться результатов, отличающихся незначительно от показателей автора подхода.
  • Предсказательность – предсказуемость результатов применения модели. Включение в протокол маневров с ограниченным количеством возможных эффектов (не более 2-3), что позволяет в зависимости от достигнутых промежуточных результатов, уточнить и скорректировать понимание проблемы («уточнить прицел» работы).

Работать на основе данного подхода могут специалисты – психологи, врачи, получившие обучение Центра Стратегической Терапии (Ареццо), что закрепляется выдачей сертификатов программы Мастер международного образца. В России действует две двухгодичные мастерские программы: в Москве (с 2009 года) и в Новосибирске (с 2012 года).

В поддержку распространения подхода профессора Дж.Нардонэ в России на русском языке выпущены книги:

«Искусство быстрых изменений. Краткосрочная стратегическая терапия»(2006), «Страх, паника, фобия. Краткосрочная терапия» (2008), «В плену у еды: Краткосрочная стратегическая терапия при нарушениях пищевого поведения» («2010), «Магическая коммуникация. Стратегический диалог в психотерапии» (2011).

Источник: http://ctstrategica.ru/?p=439

Краткосрочная стратегическая психотерапия Джорджио Нардонэ – терапия изменений

Краткосрочная терапия. Краткосрочная стратегическая терапия джорджио нардонэ. Эриксоновская психотерапия и эриксоновский гипноз

В наш космический век жизнь несется на бешеной скорости. Развитие цивилизации достигло таких темпов, что за одну человеческую жизнь можно пережить несколько технических революций.

Люди, которым сейчас 50-60 лет, к которым отношусь и я ( ваш покорный слуга ), прожили свое отрочество и раннюю зрелость во времена, когда мобильных телефонов еще не было в идее своей, а компьютеры занимали целые этажи зданий.

При этом максимум, что умели эти компьютеры, – так это делать небольшие арифметические подсчеты.

Прошло тридцать лет. И на тебе. Интернет и мобильная связь перевернули все с ног на голову. Для людей больше не существует преград для связи, нет проблем получить нужную информацию, посмотреть видео, послушать музыку и т.п. Ушли одни проблемы, но появились новые.

 Все эти технологии создавались для облегчения человеческих усилий для того, чтобы жизнедеятельность людская была более эффективна. А это значит, чтобы результат достигался как можно меньшими усилиями. Именно эффективность является одним из важнейших мотивационных стимулов человеческой деятельности.

Решать проблемы как можно результативней и при этом как можно меньшими затратами – вот одна из важнейших задач человеческого функционирования…. Ну не любят люди слишком напрягаться, да и зачем это нужно.

Психотерапия, как и любой другой процесс, также развивается с учетом этого условия – повышения эффекта или своего результата. Звучит это просто – избавьте меня от страданий как можно быстрее и дешевле, но непременно с требуемым качеством.

Начиная с Фрейда, к сегодняшнему дню уже насчитывается более тысячи известных методов психотерапии. Многие из них решают довольно узкие задачи. Но если брать во внимание те, которые претендуют на достаточно широкий спектр решаемых вопросов, можно увидеть интересную тенденцию.

Тенденция эта заключается в том, что появление новых методов психотерапии все больше и больше «провоцирует» именно стремление повысить эффективность этого процесса.

 Чем метод эффективен, тем меньше усилий и ресурсов требуется для достижения качественного результата, тем большему количеству нуждающихся он доступен.

Безусловно, психотерапия – это не простая технологическая цепочка действий – делай раз, делай два, делай три … Здесь требуется профессионализм и творческие способности психотерапевта. Здесь важны желание и работоспособность клиента. Результат зависит от многих факторов.

Но в целом, люди все больше понимают, что времени ходить годами к психоаналитику, чтобы в итоге понять, что причиной его жизненных проблем является задержка развития на «оральной стадии», например, особо ценного, с точки зрения эффективности, т.е. решения проблемы клиента, мало что дает.

Потому что следующим будет вопрос – а как это исправить, как с этим бороться ? А вот тут-то и начинается самое трудное и самое интересное.

Современная психотерапия, накопив более чем столетний опыт, научившись достаточно хорошо анализировать состояние клиента, все больше делает акцент на разработку техник, связанных с гораздо более сложной задачей – как сделать так, чтобы в человеческой психике произошли изменения, которые избавили бы его от страданий.

Как сделать так, чтобы наладить нормальное функционирование его психического аппарата. Как сделать так, чтобы человек мог держать под контролем свои эмоции, а эмоции, в свою очередь, не застилали разум. Т.е. человек, как клиент психотерапевта, требует все более эффективного решения своих психологических проблем.

Классические школы психотерапии очень много сделали для создания основ изучения психологического функционирования человека. Но практически все они стоят на базовом принципе – чтобы решить проблему клиента в настоящем нужно обязательно дойти до истоков возникновения этой проблемы в прошлом.

Ключевая точка классического психоанализа – достижение клиентом инсайта – такого состояния, когда у человека наступает «прозрение» и, как следствие, улучшение его психического состояния за счет «вытаскивания из подсознательного» забытых фактов и эмоциональных картин прошлого.

Если такой инсайт не наступил, то это означает, что причины не найдены и надо “копать в прошлое” дальше. Этот процесс может и занимает годы, иногда десятки лет, для тех у кого есть силы и средства. Очень узок круг людей, рискнувших пойти на это.

Беда в том, что даже осознав причины своей проблемы, человек зачастую не понимает, как от этой проблемы избавиться. Часто от клиентов, посещавших классических психоаналитиков, можно услышать разочарование – ходил несколько лет, все понял, но изменить ничего не смог.

Устал, хочу результата – а именно, избавиться от проблемы или, по крайней мере, как-то управлять ей.

Развитие новых направлений психотерапии все больше основывается на системном анализе, который рассматривает человека как систему, который сам состоит из разных подсистем внутри, и является частью более глобальных систем, его окружающих.

Эти направления стараются все больше обращать внимание на процесс взаимодействия человека как с другими людьми, так и с окружающей средой.

Рассматривая какой-то сложный и динамичный процесс, и ставя перед собой цель – изменить этот процесс, просто невозможно найти причину его возникновения и зарождения.

И даже потратив годы на эти поиски, все равно будет непонятно, как решить поставленную задачу, нацеленную на достижение изменений. Но если попытаться изучить вопрос – как функционирует процесс, как взаимодействуют между собой его составляющие – решение находится достаточно быстро.

Типичный пример, иллюстрирующий это утверждение, – человек случайно увидел по телевизору сообщение об аварии в метро, повлекшей тяжелые последствия с жертвами. Сообщение это пронеслось совершенно незамеченным, как и миллионы других, которые извергает наш зомбоящик.

 Через некоторое время в процессе поездок в метро у него стали проявляться признаки затрудненного дыхания, пелена окутывала глаза, нарастала тревожность, учащалось сердцебиение. Спустя еще какой-то срок он начал подвергаться паническим атакам – более мощным и серьезным приступам страха.

Причем происходило это уже не только в метро, но и на работе, на улице, в транспорте. Человек все больше просил помощи у родственников сопровождать его в поездках. Затем уже не мог самостоятельно гулять, только с сопровождающими. В конечном итоге, заперся дома и перестал выходить на улицу вообще.

Потерял работу, денег самостоятельно не зарабатывает, полностью зависим от родственников и т.п.

Так вот, работая с таким клиентом, даже если психотерапевт докопается до того злополучного факта, связанного с сообщением про аварию в метро. А у клиента будет инсайт, т.е. он осознает, что причиной его невзгод послужила телевизионная информация, которую он услышал два или три года назад.

Все равно перед клиентом станет вопрос. Ну знаю я это, и что ? «Профессор», скажите, что мне делать, как мне избавиться от моей напасти, как начать жить легко и радостно. Это, с одной стороны.

А с другой, – сколько времени может уйти на то, чтобы этот инсайт произошел, и у клиента из бессознательного всплыли такие подробности прошлого. На это могут уйти годы.

Но если во главу угла поставить текущее состояние человека, разобраться, что с ним происходит сейчас, что он делает для того, чтобы справляться со своей проблемой, как происходит его взаимодействие с окружающими людьми, как он решает текущие задачи, психотерапевт более вероятно сможет ему помочь.

Потому что здесь достаточно хорошо видно, что глубокое чувство страха полностью окутало его жизнь. Что человек, вместо того, чтобы бороться с этим страхом, убегает от него, прося помощи у окружающих, избегает тех ситуаций, где он может этот страх испытать.

При этом загоняет свое общее положение до той стадии, когда не в состоянии выйти из дома и элементарно себя обслуживать.

Здесь, чтобы помочь человеку, терапевту не важно знать – почему человек попал в такое состояние. Важно понимать, что с человеком происходит, как он функционирует, какие попытки он предпринимает, чтобы самостоятельно избавиться от проблемы, какие из этих попыток эффективны, а какие нет.

Наличие такой информации в значительно большей степени полезно для терапевта, чтобы выработать стратегии – указания для клиента – что ему необходимо делать, для того, чтобы перестать испытывать страх, для того, чтобы постепенно начать выходить из дома, начать работать и вернуться к полноценной жизни.

 

Безусловно, знание информации о прошлом важно. Без него невозможно сделать достаточно точный анализ текущей ситуации. С этим никто не спорит. Но ставить во главу угла разрешение текущей проблемы в жесткую зависимость от погружения в прошлое – это зачастую непродуктивно.

Именно такие основополагающие принципы лежат в основе метода краткосрочной стратегической терапии ( КСТ ), разработанного итальянским профессором Джорджио Нардонэ.

 

Одним из ключевых понятий этого подхода является понятие эмоционально-корректирующего опыта. Суть этого понятия можно просто объяснить на примере.

Видный ученый и психиатр Микаэль Балинт в своей книге «Базисный дефект» упоминал такой случай.

Он работал с одной пацией, «привлекательной, живой, скорее кокетливой девушкой тридцати лет, главным страданием которой была неспособность достигнуть какой-либо цели».

 Это отчасти вызывалось ее «парализующим страхом и неуверенностью, которые овладевали ею, когда ей приходилось брать на себя какой-либо риск, как, например, в случае принятия решения». Балинт описывает, как после двух лет психоаналитического лечения «…

девушке объяснили, что, по всей видимости, ей было очень важно сохранять совершенно прямую осанку и хорошую опору ступней на землю.

На что она ответила, что никогда, начиная с раннего детства, ей не удавалось перекувырнуться через голову, хотя в течение жизни она многократно пыталась это сделать. Я спросил ее: «А теперь?»: и тогда девушка поднялась с дивана и, к своему большому удивлению, сделала совершенный кувырок без всяких затруднений.

Это оказалось настоящим прорывом. За ним последовали многие изменения в ее эмоциональной, социальной и профессиональной жизни, все — в сторону большей свободы и пластичности. Кроме того, она смогла подготовиться и успешно выдержать очень трудный экзамен по профессиональной специализации, нашла себе жениха и вышла замуж».

Говоря совершенно обыденным языком, этот пример наглядно показывает, что для того, чтобы в терапии произошли реальные положительные изменения, зачастую нужно не рассуждать, а нужно просто делать. А вот после того, как необходимое сделано, и человек прочувствовал свое новое состояние, в которое раньше он никак не мог попасть, можно будет и порассуждать.

Общий процесс работы с клиентом в краткосрочной стратегической терапии строится на том, что сначала терапевт собирает информацию, связанную с проблемой клиента.

В первую очередь выясняется, что к моменту встречи клиент уже предпринимал для того, чтобы разобраться со своей проблемой. Какие-то из предпринятых им попыток его действий были эффективны и приносили положительные результаты, а какие-то – нет.

 Блокировка неэффективных попыток, предпринятых клиентом, – важнейшая часть терапии по методу Джорджио Нардонэ.

За счет различных упражнений ( стратегий ), которые клиент должен выполнять буквальным образом, правда иногда эти упражнения могут казаться странными и несуразными, достигается получение того необходимого эмоционально-корректирующего опыта, о котором мы говорили выше.

И только после этой стадии клиенту разъясняется, что дают те или иные упражнения, на что они направлены, как и за счет чего достигается производимый упражнениями эффект.

Основной принцип метода сохраняется – сначала делаем упражнение, получаем новый опыт, потом разбираемся, в чем эффект.

Спектр проблем, с которыми начинал работу Джорджио Нардонэ, вначале ограничивался паническими атаками, страхами, фобиями, обсессивно-компульсивными состояниями. 

Сейчас диапазон проблем, успешно решаемых методом краткосрочной стратегической терапии, расширился очень значительно.

Это :

–  ипохондрия ( неосновательный поиск симптомов различных заболеваний );

–  дисморфофобия ( восприятие человеком какой-либо части своего тела как уродливой, что не подтверждается окружающими );

–  пищевые расстройства ( анорексия, булемия, вомитинг );

– сексуальные расстройства ( аноргазмия, импотенция, преждевременная эякуляция );

–  депрессии;

–  посттравматическое расстройство ( ПТСР );

–  страх принятия решений, проблема выбора;

–  проблемы взаимодействия в семейных системах;

–  бизнес-консультирование.

На решение большинства проблем методом краткосрочной стратегической терапии Джорджио Нардонэ отводится максимально десять сессий. Сессии по времени могут длиться по-разному – от 5 минут до нескольких часов. Все зависит от необходимости.

Если после 10 сессий проблема не решилась, то она либо переопределятся, либо терапевт признает свое поражение.

Тем, кто хочет воспользоваться методом КСТ Джорджио Нардонэ, нужно понимать одну очень важную вещь – положительный результат будет достигаться только тогда, когда клиент будет четко выполнять определенные терапевтом упражнения. Упражнения несложные, но их нужно выполнять буквально и тщательно. Упражнения – это и есть те таблетки, тот спасательный круг, с помощью которых человек лечится.

Успех излечения во многом определяется самостоятельной работой клиента. Терапевт направляет, а клиент – исполняет, лишний раз подтверждая известную поговорку – «Самый трудный бой – бой с самим собой».

Источник: http://mmmpsy.ru/Blog658.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.